Газета "Здоровье" №87 (2106) 2 октября 2001г. "Целитель души"

Статья Людмилы Антолиновской для газеты "Здоровье" №87 (2106) 2 октября 2001г. "Целитель души"

В послужном списке выпускника Красно­ярского мединститута Валерия Николаевича Хмелевского — учёба в ординатуре, семь лет работы психиатром в одной из лечебниц края и 10 лет на кафедре медицинской психоло­гии и психотерапии с курсом педагогики Крас­ноярской государственной медицинской ака­демии, где он ведёт занятия со студентами и врачами в рамках повышения их квалифика­ции. Возможно, кафедра станет впоследствии факультетом, при существующей востребо­ванности специалистов психоневрологическо­го профиля это вполне логично.

Студенты всех факультетов медакадемии знакомятся на кафедре с азами медицинской психотерапии. Особо настойчивые, одарён­ные и заинтересованные проходят более се­рьёзную подготовку в научном обществе сту­дентов. Критерием их профпригодности слу­жит прежде всего горячее желание учиться всю жизнь и поистине огромные познания в смежных областях медицины. Только при наличии таких качеств имеют вес настойчи­вость и определённая социальная позиция, так считает Валерий Николаевич. Поборни­ком психотерапии он стал после знакомства Виктором Викторовичем Макаровым, кото­рый сумел объединить энтузиастов, увлека­ющихся новейшими прогрессивными теори­ями.

Начинали «макаровцы» с подготовки сту­дентов по новейшим методикам, несколько модернизировав принцип дидактики: «обучая - лечим». В тренинговых группах решали проблемы психиатрии вообще и конкретных «пациентов» в частности. Как утверждает наука, глобальных проблем (как межличност­ных и внутриличностных конфликтов) не так уж много. В первую очередь учились рас­познавать известные комплексы: Электры (взаимоотношения отца и дочери), Эдипов (матери и сына), неполноценности. Суть тре­нингов, их опорная идея заключается в том, что человек на «горячем» стуле («говорящая голова», «человек в маске») раскрывается перед аудиторией под патронажем психоте­рапевта и выводит свои проблемы с подсоз­нательного уровня на уровень сознательный, это уже полдела. Далее — дело техники, то есть мастерства врача. Особенно ярко методика проявляется в гештальт-терапии: участники тренинга проецируют чужую про­блему на себя, при этом частично или пол­ностью освобождаясь от собственной. Кста­ти, подобные психотехники легли в основу популярных телепрограмм: «Человек в мас­ке», «Моя семья», «Мужской клуб», «Я сама», «Про это». Как правило, на экране не рассматривают чисто патологические случаи, герои передач имеют пограничные пробле­мы: то ли отклонение, то ли норма — сразу не определишь. Но мы поневоле учимся определять, становимся стихийными психоло­гами, предугадывая верные выводы профес­сионалов.

На кафедре психотерапии всё гораздо сложнее и на строго научном уровне. Если подбирают группу для изучения и лечения с помощью гештальт-терапии, голотропного дыхания, телесно ориентированной терапии, то для «продвинутых», подготовленных уча­стников. Но чаще всего лечат и консультиру­ют индивидуально. На первом этапе массо­вого увлечения психотерапией подобные цен­ные знания были откровением даже для специалистов. Зато теперь они доступны всем желающим. Чтобы это произошло быстрее в нашем крае, В.В. Макаров и А.А. Модестов стали энтузиастами лечения и отдыха вра­чей, педагогов во время круизов по Енисею. Там я и познакомилась с Валерием Хмелевским. Он щедро делился с врачами, участни­ками круиза, своими знаниями, которые сам собирал много лет по крупицам. На его се­минарах и лекциях (своеобразных мастер - классах) было больше всего народа. Он весь­ма артистичен и устраивал целые спектакли с участием присутствующих. Уроки мастер­ства снимали на видео для последующего обучения студентов.

Дилетанту непросто понять суть предме­та. Однако на сеансах Хмелевского недоверие быстро рассеивалось: блестящая демонстрация решения практически любой проблемы с помощью уникальной методики НЛП (иногда после первого же диалога врача и больного) подтверждала её эффективность. НЛП — нейролингвистическое программиро­вание — стало настоящим пристрастием, любимой психотехникой Валерия Николае­вича. «Это такая техника, в основу которой положен раздел трансформационной грам­матики», — говорит он. Он владеет этой на­укой в совершенстве. Пожалуй, в крае у него нет в этом направлении конкурентов. К ра­дости почитателей, в нашем городе после мно­голетнего перерыва возобновились декадники по психотерапии с участием ведущих специ­алистов России. Терапевтическую группу НЛП вел Хмелевский. (Знатоков НЛП часто назы­вают нэплерами.)

Свои мини-спектакли Валерий Николае­вич выстраивал так, чтобы подспудно, нена­вязчиво подвести участников к верному ре­шению. В итоге регулярных занятий у людей буквально открывались глаза, происходило переосмысление многих «истин». И жизнь расцвечивалась иными красками, часто бо­лее сочными и достоверными.

Считается, что итог лечения психоневро­логических заболеваний не зависит от избран­ной психотехники. Главное — заниматься сис­темно и упорно. Мне же всегда казалось, что НЛП отличается особой сложностью, поэтому не многие врачи освоили эту технику в совер­шенстве, подобно Хмелевскому. Сам же Валерий Николаевич считает, что НЛП не лучше и не хуже других подхо­дов, просто требует большей сосре­доточенности на слове, огромной внимательности, терпения, вдумчи­вости. С опытом вырабатывается ин­туиция, меньше вероятность ошиб­ки, за которую расплачиваться при­дётся больному. Берутся во внима­ние малейшие нюансы, тончайшие движения души — то есть бихевиреальное направление (поведенчес­кое). Вот пациент среагировал на интонацию, на слово врача. А если их изменить? По тому, как вы про­износите строчки детской считалки, как реагируете на определённые фразы, доктор делает выводы, про­гнозы, и постепенно, от сеанса к сеансу, ис­чезают неверно сформированные патологичес­кие реакции у пациента.

Ещё Авиценна расставил акценты для це­лителей: слово, трава, скальпель. Безгранич­ная вера в силу слова помогает доктору Хмелевскому пробудить интерес к основам пси­хотерапии. Он утверждает: можно так напи­сать передовицу, что все как один «проголо­суют сердцем». Его также интересуют мето­ды воздействия на массовое сознание, одна­ко на практике приходится решать более уз­кие задачи, например, писать гипнотические тексты чтобы ставить точный диагноз и ле­чить эффективно. Его интересуют истории сложных болезней, и приходится писать тек­сты для конкретного пациента, учитывая при этом не только фоносемантическое, но и син­таксически-семантическое начало слова.

К нейролингвистическому программиро­ванию следует обращаться при тех состоя­ниях, где психотерапия имеет прямые пока­зания, а медикаментозное лечение применя­ется как дополнительное средство. Это все виды неврозов с нарушениями социальных отношений, в том числе семейных, межлич­ностные и внутриличностные конфликты (при заниженной или завышенной самооценке). Валерий Николаевич уверяет, что неадекват­ная самооценка непременно приводит вна­чале к психосоматическому, а затем и к со­матическому (телесному) заболеванию.

Другое направление обращения к НЛП — лечение психозов и многих соматических за­болеваний, когда уже психотерапия служит дополнением к основному лечению. Вот по­чему так широк круг приложения сил для Хмелевского: неврастения, неврозы навязчи­вых состояний, депрессии, невроз страха, ипохондрия, расстройства сна, заболевания желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы, в основе которых невро­тические расстройства. В том же ряду — вегетососудистая дистония, гипертония в на­чальной стадии. Если не лечиться, личность приобретает невропатические черты, приближаясь к психопатическому типу.

Валерий Николаевич не любит приводить конкретных примеров из своей врачебной практики. Но на занятиях в группах все же рассказывал об опыте семейной психотера­пии, особенно запутанных отношениях роди­телей с подростками. Если ребенок пристрас­тился к наркотикам — лечить надо не только его, следует перестроить внутрисемейную ат­мосферу, помочь сформировать верные под­ходы к столь сложной болезни и научить ори­ентироваться в общечеловеческих ценностях.

Доктору Хмелевскому направляют тех, кого не могут вылечить другие врачи. Часто это малоизученные случаи, не имеющие ана­логов во врачебной практике. Никто, кроме Валерия Николаевича, не брался вывести из транса десятки жертв сеансов Кашпировского, нарушившего основную заповедь психи­атра — индивидуальный подход к лечению. Хмелевский осторожно относится к гипнозу, предпочитая, чтобы больной проявлял воле­вые усилия, активно участвовал в процессе лечения. Очень трудно было вернуть из вир­туальной реальности, из транса инфантиль­ных фанатов «белого братства», само миро­воззрение которых изменилось по типу не­вротической реакции, а вхождение в сверх­ценные идеи обернулось резкой сменой ха­рактера, финалом стали клинические депрес­сии.

Отдав годы жизни «большой» психиат­рии (еще в прошлом году Валерий Николае­вич работал в краевом диспансере на Курча­това), Хмелевский окончательно выбрал пси­хотерапию. Он объясняет с долей иронии, что два этих направления очень трудно дер­жать одновременно в одной голове.

В.Н. Хмелевский известен не только в на­шем крае. Благодаря многолетнему участию в декадниках по психиатрии и психотерапии в России и странах СНГ, его прекрасно зна­ют и ценят коллеги. Как человек, который до всего доходил сам, он чувствует неутоли­мую жажду знаний и поэтому с удовольстви­ем участвует в научных форумах.